Что такое эмоциональный труд?

Infodays

Самое интересное в мире

«Сделай мне приятно»: что такое эмоциональный труд и как он вредит?

Как известно, женский труд очень часто недооценивается: женщины получают меньше, занимая те же позиции, что и их коллеги-мужчины. Однако существует еще одна разновидность труда, который, как предполагается, женщины обязаны осуществлять без каких-либо компенсаций, — эмоциональная работа.

Такая работа предполагает направленность энергии на то, чтобы следить за эмоциональным климатом в контакте, делать что-либо, чтобы люди вокруг чувствовали себя комфортно, соответствовать социальным ожиданиям. Эта невидимая работа называется эмоциональной именно потому, что активно использует и в конечном итоге истощает наши внутренние ресурсы.

Не поймите это утверждение превратно: просить совета у своих подруг, обращаться к женщинам-коллегам и многие другие вещи, которые будут упоминаться ниже, являются неотъемлемым компонентом любых здоровых отношений. Проблема актуализируется, когда это превращается в односторонний, невзаимный процесс.

Многие представительницы маргинализованных групп и сообществ также ощущают на себе давление в виде ожиданий, что они будут вкладываться в отношения намного больше, чем их партнерши (например, феминистки «должны» обслуживать информационные потребности мужчин в отношении феминизма; или ЛГБТ-представительницы «должны» рассказывать гетеронормативным людям о том, почему трансфобия/гомофобия разрушительны). Идея, что женщины «от природы наделены эмоциональным интеллектом и склонны заботиться о других», обесценивает эмоциональную работу, ее сложность, нивелирует ее важность и значимость.

© ‘A Body Of Work’ by Polly Penrose

Ниже приведена лишь малая часть примеров установок, бытующих в обществе, согласно которым от женщин в тех или иных ситуациях ждут выполнения эмоциональной работы без какого-либо вознаграждения или признания значимости этого труда.

Женщин просят присматривать, развлекать и заботиться о младших членах семьи, двоюродных братьях и сестрах, других детях намного чаще, чем мужчин, потому что предполагается, что женщины любят детей и от природы более заботливы.

Друзья и подруги «сливают» свои проблемы, порой требующие глубокой эмоциональной вовлеченности, на женщин и ждут немедленного отклика.

Случайные знакомые и даже совершенно незнакомые люди проделывают то же самое, часто онлайн, порой дотошно описывая всем триггерные подробности.

Уличные приставалы, абьюзеры и все другие люди, которые своим поведением, заставляют женщин чувствовать дискомфорт, винят женщин в том, что им не отвечают. Если женщина не говорит «нет» — значит не отказывает. Если женщина решительно дает отпор, она грубиянка и хамка.

Люди используют наши контакты для «нетворкинга», преследуя свои профессиональные цели без какой-либо благодарности или денежной компенсации.

В случае болезни (психической или физической) у друзей и родственников труд по уходу и заботе о них намного чаще ложится на плечи женщин.

Женщинам, занятым в профессиях, предполагающих социальные интеракции с клиентами, частенько приходится выполнять функции психотерапевта для них.

© ‘A Body Of Work’ by Polly Penrose

Женщин более строго судят и осуждают за отсутствие социальных навыков, критикуют за недостаточную эмпатичность и эмоциональную невключенность, холодность. Поэтому женщинам приходится прикладывать больше усилий, чтобы соответствовать социальным нормам и чужим ожиданиям в социальном взаимодействии.

Женщин гораздо чаще осуждают за сквернословие, разговоры о сексе и другие «вульгарные» вещи, которые с легкостью прощаются мужчинам.

Если женщина не ставит своих детей и заботу о них превыше всего, не хочет всецело посвящать себя материнству и считать детей самым важным в своей жизни, общество заставляет ее думать, что с ней что-то не так.

Женщины должны оправдываться за каждое решение, принятое в отношении своего тела: носят или не носят макияж, бреются ли, прибегают ли к хирургическому вмешательству, едят ли салат, едят ли мороженое, едят ли что-либо вообще.

Женщины должны находить оправдание решениям, которые воспринимаются социумом как угроза их безопасности: употребление алкогольных напитков, ночные прогулки в одиночестве, уединение с мужчинами для секса.

Женщинам приходится оправдываться за все свои решения, связанные с сексом, будь они «распутными» или «пуританскими».

Предполагается, что женщины должны принимать участие во всяких эмоционально затратных событиях и мероприятиях (беседы по душам, «девичьи посиделки»), независимо от того, есть у них силы и хотят ли они этого.

Все женщины должны активно интересоваться «женскими» темами, например, модой или красотой (точно так же от людей, внешне выглядящих маскулинно, ожидается, что они будут интересоваться спортом и машинами).

В рабочей среде многие функции, которые обязаны выполнять HR-менеджеры, возлагают на плечи женщин: медиацию конфликтов, генерирование идей на тему того, как можно улучшить корпоративную культуру, и т.п.

© ‘A Body Of Work’ by Polly Penrose

Когда мужчины, желая «почесать» свое эго, решают «просветить» женщин по вопросам, в которых последние разбираются лучше.

Если женщина встречается с мужчиной, ей советуют как можно дольше играть в «недотрогу», чтобы мужчина мог почувствовать радость завоевания.

Если женщины попадают в академическую или профессиональную среду, в которой доминируют мужчины, они сталкиваются с невероятным давлением: им всегда приходится держать марку и быть перфекционистками, так как любой изъян, несовершенство в работе может быть использовано в качестве доказательства, что «все женщины недостаточно компетентны».

Женщин чаще осуждают (на работе, в социуме), если они недостаточно времени уделяют своему внешнему виду.

Женщины чувствуют постоянное давление и страх: если выглядеть или вести себя слишком «женственно», тебя просто не воспримут всерьез или отнесутся к тебе с негативом.

Если женщина выглядит или ведет себя слишком «маскулинно», над ней могут насмехаться, ставить под вопрос ее гендерную идентичность, относиться с подозрением.

Женщин осуждают жестче, если те не содержат свои жилища в идеальной чистоте, не умеют готовить или убирать, не умеют развлекать гостей.

Если женщины «вписывают» у себя кого-то, само собой разумеется, что они должны предоставить не только спальное место, но и забить холодильник едой, устроить высококлассную экскурсию по местным достопримечательностям, обеспечить полный комфорт и всегда быть доступными.

© ‘A Body Of Work’ by Polly Penrose

Женщины должны уметь поддерживать беседу, наблюдая за собеседником и задавая правильные вопросы, в то время как мужчинам позволительно молчать или отвечать односложно.

Предполагается, что с близкими именно женщина должна инициировать важные разговоры об отношениях и проблемах в них.

Если женщина принимает решение не вступать в отношения с каким-либо мужчиной, ее могут винить за то, что она отказала в желаемом «милому пареньку», который «заслуживает» взаимности.

Если женщины завершают отношения по собственной воле, львиную долю своего времени и энергии потратив на попытки обсуждать проблемы и как-то их решать, женщин могут винить и даже демонизировать за то, что они недостаточно вкладывались в отношения и не смогли их сохранить.

Женщины должны не только заботиться о детях и других людях, оказавшихся на их попечении, но и обслуживать их эмоционально, быть постоянным источником психологической поддержки, ни в чем им не отказывать.

Женщины должны уметь сосуществовать в мире со своими соседями по квартире, комнате, дому, устанавливать с ними доброжелательные отношения, терпеть чужие выходки и, если соседи — мужчины, делать большую часть работы по дому.

В случаях, когда женщины пережили сексуальное насилие, люди часто очень активно сочувствуют абьюзеру и начинают обвинять жертву. Это заставляет женщин чувствовать еще и вину за то, что теперь репутация абьюзера «испорчена», потому что преступление и насилие было предано огласке.

Женщины должны мириться с хамским, неуважительным и объективирующим поведением мужчин, ведь «такова их мужская природа».

На рабочем месте женщинам приходится подбирать слова и думать о том, как преподнести ту или иную идею, чтобы не выглядеть «агрессивно» в глазах коллег-мужчин.

© ‘A Body Of Work’ by Polly Penrose

В то же время женщинам нужно уметь быть ассертивными, не извиняться слишком много, словом, не вести себя слишком «феминно», иначе коллеги-мужчины будут считать их «некомпетентными лидерами».

Женщины, у которых есть матка, должны регулярно посещать гинеколога, разбираться в методах контрацепции, следить за тем, чтобы избежать нежелательной беременности (покупать презервативы, тратиться на оральные контрацептивы и принимать их регулярно, пройти болезненную процедуру установки «спирали» и т.д.).

В случае нежелательной беременности, независимо от того, какое решение примет женщина, ее могут подвергнуть осуждению.

Если у женщины есть дети, ее можно осуждать вообще за что угодно — начиная с того, как проходили роды и беременность, и заканчивая кормлением.

Женщинам приходится постоянно переживать за то, как они одеты, ведь любой может назвать их «шлюховатыми», «монашками», «бой-бабами», «старомодными» и т.д.

Когда женщины идут тусоваться, им приходится с особой бдительностью следить за своими напитками (как бы в них чего не подсыпали) и подругами (не случилось ли чего), а по дороге домой сжимать ключи в кулаке на случай нападения или насилия.

Во время занятий сексом женщинам приходится корчить гримасы, искусственно постанывать и имитировать оргазмы, чтобы их партнеры, гетеросексуальные мужчины, чувствовали себя удовлетворенными.

Когда женщины говорят о сексизме, им всегда приходится сталкиваться с критикой в свой адрес и обвинениями в том, что они «слишком чувствительны» или «слишком агрессивны».

Если женщина злится, ее могут заклеймить «злой феминаци».

Если женщины проявляют какие-либо эмоции, всегда найдется тот, кто будет это использовать в качестве подтверждения того, что все женщины «ну слишком эмоциональны».

© ‘A Body Of Work’ by Polly Penrose

Если женщина плачет, всегда найдется тот, кто скажет, что это у нее из-за месячных или ПМС.

Если женщина действительно испытывает физические или психические проблемы, связанные непосредственно с менструальным циклом и маткой, непременно найдется тот, кто будет использовать этот факт как доказательство того, что все женщины — существа иррациональные.

Если женщины озвучивают свои потребности, находясь в отношениях, их партнеры могут обвинять их в том, что они слишком эмоционально зависимы.

В отношениях женщины должны всецело посвящать свое внимание мужчинам-партнерам, в то время как последние — лишь столько, сколько им самим захочется.

Женщинам постоянно приходится менять свою внешность и поведение, чтобы доставить удовольствие людям вокруг. «Улыбнись, тебе идет улыбка».

Мужчины ждут от женщин информационного обслуживания в вопросах сексизма и со скепсисом относятся ко всему тому, что выходит за рамки их личного опыта.

Когда мужчины пытаются отстаивать права женщин и только ухудшают положение последних, продвигая «доброжелательный сексизм», женщины, как ожидается, должны быть бесконечно благодарны за то, что наконец «женские» проблемы привлекли к себе хоть чуточку внимания.

Выше приведено всего 50 пунктов из бесконечного списка обязательств, на которые женщины должны ежедневно тратить свою энергию и эмоциональные ресурсы, жертвовать другими сферами своей жизни, на которые могла бы быть направлена эта энергия, просто чтобы отвечать требованиям социума.

Именно поэтому эмоциональный труд является проблемой, усугубляющей все остальные трудности, с которыми женщины сталкиваются на рабочем месте, в политике, в семье, во всех остальных сферах своей жизни.

Бороться за гендерное равенство невозможно, если ты истощена психически.

Если вы являетесь кем-то, от кого в социуме обычно не требуют таких эмоциональных затрат, то можете поспособствовать тому, чтобы «разгрузить» маргинализованные группы людей, на плечи которых ложится такая ответственность. Если вы гетеросексуальный мужчина, состоящий в партнерстве с женщиной, и у вас есть дети — возьмите половину заботы о них на себя. Если вы белый мужчина, который хочет лучше разобраться в идеях интерсекционального феминизма, используйте Google, прежде чем просить своих «небелых» подруг объяснить вам что-то.

И хотя не всегда очевидно, что именно является эмоциональным трудом, такие психические затраты имеют огромное влияние на наши жизни. Освобождение от бессмысленных гендерных обязательств в этой сфере не только улучшает наше психическое и эмоциональное состояние, но и работает на цели феминизма.

Книги: Организация труда и отдыха персонала

Эмоциональные состояния и их функции в трудовой деятельности

Важной стороной психической деятельности человека является аффективная сфера, которая представлена эмоциями, чувствами, переживаниями, стремлениями и желаниями, в которых отражается своеобразное отношение к окружающему миру и самому себе. В процессе труда и общения с другими людьми у работника не только активизируются познавательные процессы, но и возникает личное отношение к целям организации, другим людям, результатам собственной деятельности, вознаграждению по сравнению с затратами энергии и т д.

Различие между познавательной и аффективной сферами прежде всего в том, что в познавательной сфере отражается внешний предметный мир в образах, существенных взаимосвязях, а в аффективной отражается в переживаниях человека Вместе с тем познавательные и аффективные процессы не являются взаимоисключающими, а представляют единство двух компонентов психического отраженияя.

Основными аффективными образованиями являются эмоции и чувства

Эмоциями называются процессы, отражающие личную значимость и оценку внешних и внутренних ситуаций для жизнедеятельности человека в форме переживаний

Чувство – это внутреннее отношение человека к тому, что происходит в ее жизни, труда, он познает и делает Эмоции отражают ситуационное отношение человека к определенным объектам, а чувство является устойчивым, обобщение ьненим отношением к ним. Эмоции рассматриваются как фаза возникновения и созревания чувств, а чувства являются фазой раскрытия, выявления и демонстрации эмоций. Переживание чувств проявляется как особое эмоциональное состояние человека и одновременно является психическим процессом, т.е. имеет свою динамику.

Формами переживания чувств есть эмоции, аффекты, настроения, стрессовые состояния и собственное чувство Все они составляют эмоциональную сферу личности, которая является одним из регуляторов поведения и деятельности человека Что способствует выбору таких направлений и форм деятельности, которые в наибольшей степени обеспечивают удовлетворение тех или иных потребностей, стимулируют саму деятельность.

Чувства выступают субъективным показателем того, как удовлетворяются потребности человека Если процесс удовлетворения потребностей проходит благоприятно, то у работника возникают положительные эмоциональные состояния (радости, удовольствия). Неудовлетворенные потребности сопровождаются отрицательными эмоциями Итак, эмоция – это реакция на те ситуации, в которых человек не может сразу адаптироваться.

Эмоциональное состояние человека зависит от характера и интенсивности актуальной потребности, с одной стороны, и оценки возможности ее удовлетворения – с другой Если субъективная вероятность удовлетворения потребности велика, то возникают положительные чувства, в противном случае – негативнативные.

Эмоции возникают тогда, когда происходит удовлетворение потребности, когда действия не достигают цели или их выполнение связано с препятствиями

Согласно потребностно-информационной теорией эмоций П.Н. Симонова, эмоция – это отражение отношения между величиной потребности и вероятностью ее удовлетворения в данный момент Если человеку не хватает знаний, информации для достижения цели, то эмоция компенсирует этот недостаток и обеспечивает продолжение поиска новой информацииції.

Эта зависимость выражается формулой:

где Е – эмоция, П – потребность, Н – информация, необходимая для удовлетворения потребности, С – информация, которой человек обладает.

Итак, возможны следующие ситуации:

Еmax, когда С = 0

Отношение человека к окружающей среде, собственным действиям и ситуациям выражается в форме переживаний, которые, в свою очередь, оказываются в органических изменениях

Органические изменения – это недифференцированные эмоциональные ощущения приятного и неприятного, напряженности и разрядки, возбуждение и подавленности. Качественные характеристики эмоций и чувств определяется их знаком (положительные, отрицательные) и модальностью (страх, гнев, радость и др.), а количественные – силой, интенсивностью, глубиной. Кстати, наиболее сильной отрицательной биологической эмоцией является страх как отражение необходимости избежания опасности.

Эмоции не только сопровождают трудовую деятельность, отражают ее ход и результаты, но, в зависимости от характера и интенсивности эмоционального переживания, регулируют ее. Экспериментально было установлен, но зависимость между уровнем эмоционального возбуждения работника и эффективностью его деятельности. Доказано, что для достижения высокого результата нежелательны как слишком слабые, так и очень сильные эмоциональные переживания. Для каждого человека существует оптимум эмоциональной возбудимости, обеспечивающий максимум эффективности в роботе.

Особое значение эмоциональных состояний заключается в их регулятивной функции, поскольку переживания выступают в роли сигналов, которые стимулируют или сдерживают деятельность человека.

Эмоции и чувства выполняют также оценочную функцию, выражая субъективное отношение человека к удовлетворению своих потребностей. Эмоциональное состояние, переживания чувств является результатом совместной деятельности коры и подкорковых центров.

Глубокие переживания чувств, эмоциональное состояние могут сопровождаться усилением или снижением интенсивности физиологических функций организма человека Такие физиологические реакции, как повышение частоты пульса, дыхания, напряжение мышц, изменения кровяного давления, содержания сахара в крови и т. др., свидетельствуют об активизации сил организма. Итак, чувства и эмоции выполняют энергетическую функцию, мобилизуя физиологические резервы организма Если сила переживаний превышает приспособительные возможности организма, то возможны различные заболевания – неврозы, инфаркты, гипертонии, язвенные болезни.

Виды эмоциональных реакций

Эмоции как непосредственные, временные переживания какого-то более постоянного чувства делятся на стенические и астенические

стеническими эмоции в процессе труда побуждают работника к действиям, увеличивая его энергию, тогда как астенические эмоции характеризуются пассивностью, созерцательностью, безразличным отношением к работе

Особенно неблагоприятно на деятельности и отношениях между людьми обозначаются аффекты, которые характеризуются значительными изменениями в сознании, нарушением контроля за действиями, утратой выдержки, а также изменениями физиологических функции.

Аффект – это кратковременная бурная эмоциональная реакция в форме гнева, отчаяния, растерянности и т п. Он развивается в критических условиях, когда человек не может найти адекватный выход из опасных, неожиданных ситуации.

Развитие аффекта подчиняется такому закону: чем сильнее исходный мотивационный стимул, чем больше усилий пришлось приложить человеку на реализацию цели и чем меньше результат деятельности, тем сильнее аффект.

Он проявляется в дезорганизации поведения и нарушении протекания психических процессов, сознательного контроля Аффект сопровождается выраженными двигательными действиями и изменениями физиологических функций Однако особое значение для организации совместной деятельности имеют настроения работников.

Читайте также:  Как запоминать имена людей, с которыми вы встречаетесь

Настроение – это общее эмоциональное состояние, которое сопровождает в течение длительного времени деятельность и поведение человека. Будучи, как правило, слабовыраженным, настроения могут приобретать значительной интенсивности и влиять на эффективность умственной деятельности, на выполнение движений и действий, на производительность работы.

Особой формой переживания чувств, близкой по психологическим характеристикам к аффекту, а по длительности – к настроениям, являются стрессовые состояния.

Стресс характеризуется как чрезмерное психологическое и физиологическое напряжение, вызванное сильным неблагоприятным влиянием того или иного фактора. Состояние работника при стрессе характеризуется дезорганизацией поведения и языка, в одних случаях проявляется в беспорядочной активности, в других – в пассивности, бездеятельности Вместе с тем незначительный стресс может способствовать мобилизации сил, активизации деятельности особо это характерно для простой деятельности.

Стресс, который способствует улучшению показателей работоспособности, расценивается как стресс без дистресса Ухудшение этих показателей рассматривается как проявление дистресса Длительный стресс приводит к изменениям в значимости мотивов трудовой деятельности, работа может вызвать недовольство.

Поведение человека в стрессовых состояниях зависит от типа нервной системы, локуса контроля, характера и волевых качеств, отношения к стресс-фактора стрессогенные ситуации одни люди воспринимают как такую, что позволяет реализовать свои возможности и достичь желаемых успехов Поэтому различают активное и пассивное эмоционально-поведенческое реагирование при стрессе Активное реагирование более целесообразно при сильных коро ткотривалих стрессоров, пассивное – при длительном стрессорстресорі.

Стрессы делятся на острые и хронические Острый стресс развивается мгновенно и с первых минут сказывается на работе нервной и сердечно-сосудистой систем Хронический стресс возникает в случае длительного или повторяющегося воздействия как сильных, так и сравнительно слабых стрессоров.

различим организационные и личные факторы стрессов К организационным факторам относятся:

  • перегрузки или недогрузки в процессе труда, которые вызывают обеспокоенность, раздражение, фрустрацию и т.д.;
  • конфликты ролей, когда к работнику относятся противоречивые требования;
  • неопределенность обязанностей, функций, прав работника;
  • неинтересна, бессодержательна работа;
  • неблагоприятные санитарно-гигиенические условия труда;
  • конфликтные ситуации в коллективе

Личностные факторы стресса связаны с индивидуальными психическими свойствами человека Согласно современным представлениям, стресс рассматриваются как феномен сознания, который возникает у работника при пору ивнянни требований, предъявляемых к нему, и способности справляться с этими требованиями Если в этом механизме отсутствует равновесие, то есть человек не уверен в своих возможностях, то она чувствует стресс.

Концепция по управлению стрессом и его снятием заключается в том, чтобы ликвидировать его причины С этой целью необходимо внести коррективы в восприятие работником требований работы к нему и собственных возмож стей Этого можно добиться, повысив уровень интеллектуального развития работника, изменив его поведенческие и социальные реакции на основе овладения новыми знаниями, трудовыми навыками и умением и в соответствии с требованиями деятельности отношении работников, которые испытывают дистресс из-за старения и невозможность справляться с новыми требованиями, целесообразно практиковать как снижение нагрузок, так и периодич ное повышение квалификации Если стрессором является монотонная работа, то необходимы меры, направленные на обогащение труда, повышения его содержательности отношении таких стрессогенных факторов, как шум, вибрация, с агазованисть, освещенность и т. др., необходимо реализовать программы по их оптимизации Особенно важное внимание в системе мер по предотвращению стрессам у работников следует предоставлять созданию и поддержания в организациях благоприятного психологического климата .

В отличие от эмоций, аффектов, настроений и стрессовых состояний, имеющих ситуативный характер и отражают отношение человека к объекту в данный момент, в конкретных условиях, собственное чувство отражен жают отношение человека к объекту ее устойчивых потребностей, которое закреплено в направленности личности. Чувства характеризуются устойчивостью, длительностью, предметным характером Мотивы лишь тогда приводят к активности в работе, когда они являются постоянно действующими побудительными факторами, предметом устойчивых чувств Чувства определяют динамику и содержание эмоцииций.

В процессе труда при контактов между работниками эмоции и настроения распространяются, иррадиируют, усиливаются или ослабляются, формируются определенные эмоциональные состояния и настроения в коллективе, которые могут соответствующим образом влиять на взаимоотношения и эффективность деятельности Поэтому коллективными эмоциями и настроениями необходимо и можно управлять – сдерживать и тормозить, негативные и стимулировать положительные.

Психические состояния в процессе труда

Стойка структурная организация всех компонентов психики в процессе труда характеризует психические состояния работника

Психические состояния влияют на психическую деятельность, придавая ей определенной специфичности Например, состояние невнимательности работника отрицательно сказывается на продуктивности мышления, восприятия, памяти общем психические состояние ни могут как положительно влиять на трудовую деятельность, так и дезорганизовать.

Психические состояния классифицируют по различным признакам При этом каждое состояние характеризуется определенным уровнем проявления, набором определенных признаков, глубиной и длительностью

Как проявления психических процессов психические состояния подразделяются:

  • на эмоциональные – настроения, аффекты, тревога и др.;
  • волевые – решительность, растерянность и др.;
  • познавательные – сосредоточенность, задумчивость и т п

В зависимости от условий труда и трудовых нагрузок, обеспеченности работников всем необходимым для выполнения работы у них могут возникать определенные праксични состояния Основными из них есть ощущение комфорта, псих хична усталость, психическая напряженность, отсутствие мотивации, эмоциональный стресс, монотония, тревожность, индифферентный состояние.

Состояние психической усталости развивается при чрезмерных затрат энергии для получения результата и проявляется в снижении интенсивности психических процессов

Состояние психической напряженности предопределяется чрезмерной величине психических усилий, необходимых для решения поставленных задач Причиной могут быть дефицит информации, времени, неготовности к немедленной работе.

Состояние отсутствия мотивации чувствуют работники, для которых работа не имеет внутреннего побуждения, а осуществляется на основе внешнего принуждения Равнодушие к результатам труда приводит к снижению активности психических процессов.

Состояние монотонии обусловлено оторванностью работника от цели, конкретного результата труда, несмотря на то, что работник хорошо владеет трудовыми навыками для выполнения работы

Для работников опасных профессий характерным может быть состояние тревожности, если они недостаточно владеют методами и формами поведения в тех или иных ситуациях Такое состояние характеризуется конц концентрацией и длительной фиксацией психических процессов на ожидаемом нежелательное развитие событияй.

Индифферентный состояние присуще работникам, которые не включены в производственную ситуацию, управления производством, не заинтересованы в конечных результатах организации В условиях крайнего недовольства работой, невозможности достигнет ения желаемого успеха, отрицательной социальной оценки и самооценки у работника может возникнуть такое эмоциональное состояние, как фрустрация В состоянии фрустрации человек испытывает сильнейшее нервное Психически е потрясения, которое может проявляться как досада, враждебность, подавленность, полное равнодушие к окружающим фрустрации больше подвержены эмоциональные натуры, с повышенной возбудимостью и недостаточными волевым и чертами В такой ситуации необходимо переключить работника на другую деятельность.

Психические состояния могут быть относительно устойчивыми и продолжительными по времени (отношение человека к труду), ситуативными, мимолетными и периодическими По уровню напряжения различают состояния умеренного и повышеного напряжения.

Умеренное напряжение – это нормальное рабочее состояние, которое характеризуется психической активностью и умеренными сдвигами физиологических реакций организма Оно проявляется в хорошем настроении, стабильном при исполнении трудовых заданиеь.

Повышенное напряжение характерно для деятельности в экстремальных условиях, когда от работника требуются волевые усилия К факторам, которые вызывают повышенное напряжение, относятся:

  • физиологический дискомфорт, то есть несоответствие условий труда нормативным требованиям;
  • страх;
  • дефицит времени на выполнение работы;
  • повышенная сложность задачи;
  • наличие препятствий;
  • дефицит информации для принятия решения;
  • сенсорная депривация (недогрузка информацией);
  • высокая значимость ошибочных действий;
  • перегрузки информацией;
  • конфликтные условия

В зависимости от того, какие психические функции особенно активизируются в профессиональной деятельности и какие неблагоприятные условия приводят к их изменениям, напряжения оказываются:

  • как интеллектуальное, вызванное большой плотностью потока проблемных ситуаций;
  • сенсорное, обусловлено неоптимальными условиями деятельности сенсорных и перцептивных систем и поэтому трудностями в восприятии информации;
  • монотония – напряжение, вызванное однообразием выполняемых действий;
  • политония – напряжение, вызванное необходимостью частого переключения внимания;
  • эмоциональное, вызванное конфликтными условиями, высокой вероятностью возникновения аварийной ситуации;
  • напряжение ожидания, вызванное необходимостью поддержания готовности рабочих функций в условиях отсутствия деятельности;
  • мотивационное напряжение, которое связано с борьбой мотивов и выбором критериев для принятия решения

Важное значение в трудовой деятельности имеет состояние психологической готовности работника к деятельности Эта готовность может быть преждевременной и ситуативной В первом случае она базируется на ранее приобретенных знаниях, навыках, умениях, мотивах и установках Ситуативная готовность – это мобилизация всех сил, создание психологических предпосылок для успешных действий в данный моменент.

Формирование готовности к деятельности зависит от уровня волевых качеств человека, умение управлять своими чувствами и эмоциями, внешними условиями Вместе оптимизация условий труда, создание бла тливого психологического климата, применение эффективных методов стимулирования труда, включение работника в решение проблем стратегического развития организации способствуют развитию и реализации его творческого потенциала.

Bootstrap Theme by WebThemez.
© All Rights Reserved

Труд и эмоции: можно ли заставить сотрудников улыбаться?

Еще до недавнего времени было очевидно, что в России не эмоциональный труд не сильно приветствовался. Ни работодателями, ни сотрудниками. Только в последнее десятилетие на него стали обращать внимание и использовать на практике. Так что же такое – эмоциональный труд и чем он может быть полезен?

Эмоциональный труд помогает стать компании более успешной, а работникам, в идеале, избежать эмоционального выгорания. Понятие эмоциональной работы в сфере профессиональной деятельности ввела в обиход исследователь А.Р. Хохшильд. Она обнаружила, что наиболее распространены практики эмоционального труда для профессий в сфере услуг – «лицом-к-лицу» – социальных работников, врачей, медсестер, учителей. Она провела специальное исследование, изучая большей частью работу стюардесс.

Профессионалы, испытывающие первоначально определенные чувства – например, злость, раздражение в отношении «неприятного» клиента способны урегулировать свои эмоции и успокоиться, а, в лучшем случае, сами привести себя в хорошее настроение и заодно так не понравившегося клиента. В этом случае работники проделали эмоциональную работу и способны управлять своими эмоциями в целях достижения успешного результата.

Управление своими эмоциями требует усилий и вследствие этого действительно составляет настоящий труд. Чувства, которые некогда считались личными эмоциями, стали товаром, имеющим коммерческую ценность.

Эксперты доказали, что в сфере услуг больше умственного и физического труда требуется проявление искренней заботы о потребительских нуждах, улыбка, приветливость, позитивный зрительный контакт. Все это влияет на восприятие и оценку сервиса потребителем.Социологи говорят, что в 21 веке сервис имеет для людей большее значение, чем когда-либо. Они даже готовы покупать у компании товары, которые дороже, чем у конкурентов, если к ним относятся с уважением.

Сотрудники,которые проделали эмоциональную работу,способны управлять своими эмоциями для достижения успешного результата

По форме эмоциональный труд делится на две категории: способность управлять при поверхностном и при глубоком исполнении.

Первый способ – это изображаемая эмоциональная вежливость и теплота, которые являются характерной чертой общества потребления. Более глубокий уровень – это подобные искренние, не показные, глубокие чувства, которые. испытывают, например, к пациентам медсестры.
Однако часто у работников превалируют «показные» чувства, несмотря на то, что руководители компаний требуют искренности.

Исследователь эмоционального труда Ш. Болтон определила несколько типов поведения и управления эмоциями на рабочем месте:

  • «Денежные» правила чувствования основаны на коммерческих и профессионально-организационных требованиях, которые не предполагают реального переживания каких-либо эмоций.
  • «Презентационная» эмоциональная работа выражается в представлении «социализированного Я» (basic socialized self) и связана с общекультурными эмоциональными нормами.
  • «Филантропическая» форма эмоциональной работы – это выражение эмоций, которое является свободным даром клиентам и коллегам.

Последние два типа, «не предначертанные начальством», работники, с точки зрения Болтон, постоянно ищут как возможность освободить себя от предписанных ролей и выразить свои искренние позитивные чувства. Примером может быть поведение медсестры, которая искренне заботится о пациенте, но одновременно демонстрирует беспристрастность.

Когда надоело улыбаться

Там, где руководство построило слишком твердую модель управления эмоциями, рабочие начинают бунтовать. Они требуют улучшения условий труда, повышения зарплаты, обращаются в профсоюзы.

Например, рассказывает социолог Ольга Симонова, в погоне за прибылью компания начинает требовать от персонала «улыбаться больше и чаще», обслуживать еще более вежливо, быть более услужливыми, чтобы получить конкурентное преимущество. Однако это приводит к тому, что персонал физически не может следовать этим требованиям. Кроме того, эти требования не сопровождаются значительным ростом зарплаты, что приводит к сопротивлению персонала этому давлению. Нарастающее недовольство выливается в протест, выражающийся в невыполнении эмоциональной работы, либо в исполнении другой эмоциональной работы, не согласующейся с целями организации.

Хохшильд обнаружила, что мужчины реже, чем женщины страдают эмоциональным выгоранием, обладая «статусным экраном», защищающим их от вредного воздействия эмоционального труда. В то время, как их коллегам женщинам требуется больше времени и усилий, чтобы показать или почувствовать нужные чувства или успокоиться.

Итак, когда люди занимаются эмоциональным трудом это означает, что они всегда излучают позитивные эмоции, При этом, чтобы справиться с негативными ощущениями, служащие показывают то, что на самом деле не чувствуют, либо прячут то, что на самом деле чувствуют, либо создают эмоции, которые соответствуют ситуации, что является высшим мастерством и основной эмоционального интеллекта.

Работники делают это, используя искусственный язык тела, вербальную коммуникацию и притворяясь, что чувствуют именно такие чувства. В еще одной технике служащие направляют свои эмоции так, что сами верят в свои позитивные ощущения в работе.

Если тот самый неприятный клиент все же «не исправился», излучает недовольство, и с ним трудно работать, эмоциональный труд позволяет управлять своими эмоциями и подстроиться под конкретную ситуацию, чтобы выйти без потерь для собственного здоровья.

Поверхностное действие в эмоциональном труде часто приводит к эмоциональному конфликту, когда внутренние ощущения сотрудника не соответствуют тем чувствам, которые он проявляет внешне.

Поэтому и происходит то самое эмоциональное выгорание – человек болеет, у него истощение нервной системы, бессонница, частые простуды, стресс. Гораздо выгоднее, интереснее и полезнее второй способ, хотя он требует больше усилий. Хорошие профессионалы учатся настраивать себя на общение с любым человеком и сами начинают верить в то, что им этого хочется. Такие люди достигают успеха и всегда пребывают в хорошем настроении, потому что через какое-то время начинают действовать автоматически.

Спасение от стресса

Для овладениями техниками эмоционального труда психологи обозначают необходимый перечень вопросов и для сотрудников и для руководства компаний. Сотрудникам важно обратить внимание и ответить на вопросы, какие эмоции требуются для выполнения конкретной работы и как их достичь; как обнаружить и избежать первые признаки эмоционального конфликта при выполнении определенной работы; как справиться с уже появившимся стрессом в результате работы. Специалисты подчеркивают, что даже сам факт, когда ставятся эти вопросы, люди становятся более осознанными и начинают действовать правильно.

Хорошие профессионалы настраивать себя на общение с любым человеком и сами начинают верить в то, что им этого хочется

Кроме того, психологи утверждают, что избежать эмоционального выгорания помогает смена занятий, спорт, физический труд, хобби, уединение или наоборот общение с друзьями, ну, и, если ничего не помогает – просто смена работы.

Что касается компаний, то для них также существуют эмоциональные стратегии в отношении сотрудников и клиентов. Сама компания должна требовать от людей повышения уровня осознанности. Кроме высокого уровня эмоционального труда среди сотрудников, эксперты рекомендуют руководству поощрять хорошие отношения и между членами команды.

Повысить уровень эмоционального труда среди сотрудников компании могут помочь несколько стратегий. Так называемая «буферизация» позволяет сотрудникам с более развитым эмоциональным интеллектом встречать клиента, настраивать его на нужную волну, а позже передавать его уже менее опытным работникам, которые «ведут» его и при этом приобретают ценный опыт.

В компании вводятся показательные правила, которые учат сотрудников наблюдать за клиентами и замечать их реакцию преимущественно нейтральную или позитивную.

Программы помощи персоналу, приглашенные психологи помогают обучать и развивать членов коллектива, чтобы те могли справляться со стрессами. В то же время специалисты по формированию и развитию эмоционального интеллекта помогут сотрудникам справляться не только со своими негативными эмоциями, но и замечать чужие, развивать чувство сопричастности. При этом важно также развивать способность работника самостоятельно справляться с непредсказуемыми ситуациями, что также является показателем высокой квалификации в эмоциональном труде.

И, в конечном итоге, важно поощрять успешных в эмоциональном труде специалистов делиться опытом и знаниями с другими работниками, на собственных примерах разбирая ситуации, с которыми им приходилось сталкиваться.
Все эти способы помогут развить уровень эмоционального вклада работников. И самое важное, членам команды будет интересно работать и решать проблемы клиентов.

«Сделай мне приятно»: что такое эмоциональный труд и как он вредит?

Как известно, женский труд очень часто недооценивается: женщины* получают меньше, занимая те же позиции, что и их коллеги-мужчины. Однако существует еще одна разновидность труда, который, как предполагается, женщины обязаны осуществлять без каких-либо компенсаций,
— эмоциональная работа.

Эмоциональная работа предполагает направленность энергии на то, чтобы следить за эмоциональным климатом в контакте, делать что-либо, чтобы люди вокруг чувствовали себя комфортно, соответствовать социальным ожиданиям. Такая невидимая работа называется эмоциональной именно потому, что активно использует и в конечном итоге истощает наши внутренние ресурсы.

Не поймите это утверждение превратно: просить совета у своих подруг, обращаться к коллежанкам и многие другие вещи, которые будут упоминаться ниже, являются неотъемлемым компонентом любых здоровых отношений. Проблема актуализируется, когда это односторонний, невзаимный процесс.

Многие представитель_ницы маргинализованных групп и сообществ также ощущают на себе давление в виде ожиданий, что они будут вкладываться в отношения намного больше, чем их партнер_ки (например, феминистки «должны» обслуживать информационные потребности мужчин в отношении феминизма; или ЛГБТК-представитель_ницы «должны» рассказывать гетеронормативным людям о том, почему трансфобия/гомофобия разрушительны). Идея, что женщины «от природы наделены эмоциональным интеллектом и склонны заботиться о других», обесценивает эмоциональную работу, ее сложность, нивелирует ее важность и значимость.

Читайте также:  Нравятся ли девушкам толстые парни?

Ниже приведена лишь малая часть примеров установок, бытующих в обществе, согласно которым от женщин в тех или иных ситуациях ждут выполнения эмоциональной работы — без какого-либо вознаграждения или признания значимости этого труда.

1. Женщин просят присматривать, развлекать и заботиться о младших сиблингах, двоюродных братьях и сестрах, других детях намного чаще, чем мужчин, потому что предполагается, что женщины любят детей и от природы более заботливы.

2. Друзья и подруги «сливают» свои проблемы, порой требующие глубокой эмоциональной вовлеченности, на женщин и ждут немедленного отклика.

3. Случайные знакомые и даже совершенно незнакомые люди проделывают то же самое, часто онлайн, порой дотошно описывая всем триггерные подробности.

4. Уличные приставалы, абьюзеры и все другие люди, которые своим поведением, заставляют женщин чувствовать дискомфорт, винят женщин в том, что им не отвечают. Если женщина не говорит «нет» — значит не отказывает. Если женщина решительно дает отпор, она грубиянка и хамка.

5. Люди используют наши контакты для «нетворкинга», преследуя свои профессиональные цели — без какой-либо благодарности или денежной компенсации.

6. В случае болезни (психической или физической) у друзей и родственников труд по уходу и заботе о них намного чаще ложится на плечи женщин.

7. Женщинам, занятым в профессиях, предполагающих социальные интеракции с клиентами, частенько приходится выполнять функции психотерапевта для них.

8. Женщин более строго судят и осуждают за отсутствие социальных навыков, критикуют за недостаточную эмпатичность и эмоциональную невключенность, холодность, поэтому женщинам приходится прикладывать больше усилий, чтобы соответствовать социальным нормам и чужим ожиданиям в социальном взаимодействии.

9. Женщин гораздо чаще осуждают за сквернословие, разговоры о сексе и другие «вульгарные» вещи, которые с легкостью прощаются мужчинам.

10. Если женщина не ставит своих детей и заботу о них превыше всего, не хочет всецело посвящать себя материнству и считать детей самым важным в своей жизни, общество заставляет ее думать, что с ней что-то не так.

11. Женщины должны оправдываться за каждое решение, принятое в отношении своего тела: носят или не носят макияж, бреются ли, прибегают ли к хирургическому вмешательству, едят ли салат, едят ли мороженое, едят ли что-либо вообще.

12. Женщины должны находить оправдание решениям, которые воспринимаются социумом как угроза их безопасности: употребление алкогольных напитков, ночные прогулки в одиночестве, уединение с мужчинами для секса.

13. Женщинам приходится оправдываться за все свои решения, связанные с сексом, будь они «распутными» или «пуританскими».

14. Предполагается, что женщины должны принимать участие во всяких эмоционально затратных событиях и мероприятиях (беседы по душам, «девичьи посиделки»), независимо от того, есть у них силы и хотят ли они этого.

15. Все женщины должны активно интересоваться «женскими» темами, например, модой или красотой (точно так же от людей, внешне выглядящих маскулинно, ожидается, что они будут интересоваться спортом и машинами).

16. В рабочей среде многие функции, которые обязаны выполнять HR-менеджеры, возлагают на плечи женщин: медиацию конфликтов, генерирование идей на тему того, как можно улучшить корпоративную культуру, и т.д.

17. Когда мужчины, желая «почесать» свое эго, решают «просветить» женщин по вопросам, в которых последние разбираются лучше.

18. Если женщина встречается с мужчиной, ей советуют как можно дольше играть в «недотрогу», чтобы мужчина мог почувствовать радость завоевания.

19. Если женщины попадают в академическую или профессиональную среду, в которой доминируют мужчины, они сталкиваются с невероятным давлением: им всегда приходится держать марку и быть перфекционистками, так как любой изъян, несовершенство в работе может быть использовано в качестве доказательства, что «все женщины недостаточно компетентны».

20. Женщин чаще осуждают (на работе, в социуме), если они недостаточно времени уделяют своему внешнему виду.

21. Женщины чувствуют постоянное давление и страх: если выглядеть или вести себя слишком «женственно», тебя просто не воспримут всерьез или отнесутся к тебе с негативом.

22. Если женщина выглядит или ведет себя слишком «маскулинно», над ней могут насмехаться, ставить под вопрос ее гендерную идентичность, относиться с подозрением.

23. Женщин осуждают жестче, если те не содержат свои жилища в идеальной чистоте, не умеют готовить или убирать, не умеют развлекать гостей.

24. Если женщины «вписывают» у себя кого-то, само собой разумеется, что они должны предоставить не только спальное место, но и забить холодильник едой, устроить высококлассную экскурсию по местным достопримечательностям, обеспечить полный комфорт и всегда быть доступными.

25. Женщины должны уметь поддерживать беседу, наблюдая за собеседником и задавая правильные вопросы, в то время как мужчинам позволительно молчать или отвечать односложно.

26. Предполагается, что с близкими именно женщина должна инициировать важные разговоры об отношениях и проблемах в них.

27. Если женщина принимает решение не вступать в отношения с каким-либо мужчиной, ее могут винить за то, что она отказала в желаемом «милому пареньку», который «заслуживает» взаимности.

28. Если женщины завершают отношения по собственной воле, львиную долю своего времени и энергии потратив на попытки обсуждать проблемы и как-то их решать, женщин могут винить и даже демонизировать за то, что они недостаточно вкладывались в отношения и не смогли их сохранить.

29. Женщины должны не только заботиться о детях и других людях, оказавшихся на их попечении, но и обслуживать их эмоционально, быть постоянным источником психологической поддержки, ни в чем им не отказывать.

30. Женщины должны уметь сосуществовать в мире со своими соседями по квартире, комнате, дому, устанавливать с ними доброжелательные отношения, терпеть чужие выходки и, если соседи — мужчины, делать большую часть работы по дому.

31. В случаях, когда женщины пережили сексуальное насилие, люди часто очень активно сочувствуют абьюзеру и начинают обвинять жертву — это заставляет женщин чувствовать еще и вину за то, что теперь репутация абьюзера «испорчена», потому что преступление и насилие было предано огласке.

32. Женщины должны мириться с хамским, неуважительным и объективирующим поведением мужчин, ведь «такова их мужская природа».

33. На рабочем месте женщинам приходится подбирать слова и думать о том, как преподнести ту или иную идею, чтобы не выглядеть «агрессивно» в глазах коллег-мужчин.

34. В то же время женщинам нужно уметь быть ассертивными, не извиняться слишком много, словом, не вести себя слишком «феминно», иначе коллеги-мужчины будут считать их «некомпетентными лидерами».

35. Женщины, у которых есть матка, должны регулярно посещать гинеколога, разбираться в методах контрацепции, следить за тем, чтобы избежать нежелательной беременности (покупать презервативы, тратиться на оральные контрацептивы и принимать их регулярно, пройти болезненную процедуру установки «спирали» и т.д.).

36. В случае нежелательной беременности, независимо от того, какое решение примет женщина, ее могут подвергнуть осуждению.

37. Если у женщины есть дети, ее можно осуждать вообще за что угодно — начиная с того, как проходили роды и беременность, и заканчивая кормлением.

38. Женщинам приходится постоянно переживать за то, как они одеты, ведь любой может назвать их «шлюховатыми», «монашками», «бой-бабами», «старомодными» и т.д.

39. Когда женщины идут тусоваться, им приходится с особой бдительностью следить за своими напитками (как бы в них чего не подсыпали) и подругами (не случилось ли чего), а по дороге домой сжимать ключи в кулаке — на случай нападения или насилия.

40. Во время занятий сексом женщинам приходится корчить гримасы, искусственно постанывать и имитировать оргазмы, чтобы их партнеры, гетеросексуальные мужчины, чувствовали себя удовлетворенными.

41. Когда женщины говорят о сексизме, им всегда приходится сталкиваться с критикой в свой адрес и обвинениями в том, что они «слишком чувствительны» или «слишком агрессивны».

42. Если женщина злится, ее могут заклеймить «злой феминаци».

43. Если женщины проявляют какие-либо эмоции, всегда найдется тот, кто будет это использовать в качестве подтверждения того, что все женщины «ну слишком эмоциональны».

44. Если женщина плачет, всегда найдется тот, кто скажет, что это у нее из-за месячных или ПМС.

45. Если женщина действительно испытывает физические или психические проблемы, связанные непосредственно с менструальным циклом и маткой, непременно найдется тот, кто будет использовать этот факт как доказательство того, что все женщины — существа иррациональные.

46. Если женщины озвучивают свои потребности, находясь в отношениях, их партнеры могут обвинять их в том, что они слишком эмоционально зависимы.

47. В отношениях женщины должны всецело посвящать свое внимание мужчинам-партнерам, в то время как последние — лишь столько, сколько им самим захочется.

48. Женщинам постоянно приходится менять свою внешность и поведение, чтобы доставить удовольствие людям вокруг. «Улыбнись, тебе идет улыбка».

49. Мужчины ждут от женщин информационного обслуживания в вопросах сексизма и со скепсисом относятся ко всему тому, что выходит за рамки их личного опыта.

50. Когда мужчины пытаются отстаивать права женщин и только ухудшают положение последних, продвигая «доброжелательный сексизм», женщины, как ожидается, должны быть бесконечно благодарны за то, что наконец «женские» проблемы привлекли к себе хоть чуточку внимания.

Выше приведено всего 50 пунктов из бесконечного списка обязательств, на которые женщины должны тратить свою энергию и эмоциональные ресурсы ежедневно, жертвовать другими сферами своей жизни, на которые могла бы быть направлена эта энергия, просто чтобы отвечать требованиям социума.

Именно поэтому эмоциональный труд является проблемой, усугубляющей все остальные трудности, с которыми женщины сталкиваются на рабочем месте, в политике, в семье, во всех остальных сферах своей жизни.

Бороться за гендерное равенство невозможно, если ты истощен_а психически.

Если вы являетесь кем-то, от кого в социуме обычно не требуют таких эмоциональных затрат, то можете поспособствовать тому, чтобы «разгрузить» маргинализованные группы людей, на плечи которых ложится такая ответственность. Если вы гетеросексуальный мужчина, состоящий в партнерстве с женщиной, и у вас есть дети — возьмите половину заботы о них на себя. Если вы белый мужчина, который хочет лучше разобраться в идеях интерсекционального феминизма, используйте Google, прежде чем просить своих «небелых» подруг объяснить вам что-то.

И хотя не всегда очевидно, что именно является эмоциональным трудом, такие психические затраты имеют огромное влияние на наши жизни. Освобождение от бессмысленных гендерных обязательств в этой сфере не только улучшает наше психическое и эмоциональное состояние, но и работает на цели феминизма.

*Под «женщинами» понимаются все люди, имеющие опыт женской социализации.

Эмоциональный труд, гендер и исключение аутичных женщин

Вчера я натолкнул_ась на статью-список на сайте My Aspergers Child, озаглавленную «В браке с аспи: 25 советов супругам» (перевод текста на русский) Как вы можете предположить по заголовку, содержащему слово «аспи» и неправдоподобное число «25», это список был ужасен (и на самом деле, советов было не 25). Эмма и я разоблачили некоторые из этих утверждений разной степени сомнительности здесь; я пародирова_ла их в «полевых заметках об аллистах» здесь, и The Digital Hyperlexic привел еще несколько разоблачений здесь.

Сейчас я хочу обсудить пересечение вопросов гендера, гипотезы об эмоциональном труде, и являющееся результатом исключение или игнорирование аутичных женщин. Эту тему я неоднократно рассматривал_а в этом блоге с различных сторон, хотя я никогда полностью не проник_ла в суть вопроса об эмоциональном труде.

ЧТО ТАКОЕ ЭМОЦИОНАЛЬНЫЙ ТРУД?
Эмоциональный труд представляет собой деятельность, осуществляемую для организации, запоминания, установления приоритетов, сортировки и структурирования повседневной жизни и отношений. Говоря короче, это усилия, затрачиваемые на то, чтобы заморачиваться мыслями, потребностями и желаниями других людей. Вы можете найти превосходное введение в вопрос эмоционального труда и то, в чем он проявляется (а также то, как его выполняют), от автора Brute Reason.

Проблема эмоционального труда, несомненно, состоит в том, что его вообще не считают «работой». Напротив, особенно от женщин ожидают, что они делают это «по доброте душевной». Эмоциональный труд активно изображают не-работой, вместо этого изображая его как природную потребность, присущую женщинам – то есть, вместо того, чтобы признавать, что женщины тратят силы, мы делаем им одолжение, навязывая им самые задолбучие обязанности.

Особенно в цис-гетеро отношениях, женщин воспитывают так, что от них ожидают, и часто их жизнь сводится к этому, непропорционально большого количества эмоционального труда, о чем свидетельствует огромная ветка темы в MetaFilter. (Необходимы дни – буквально дни – чтобы целиком прочитать эту абсолютно содержательную ветку.) Мы изображаем эмоциональный труд даже не как «женскую работу», а вообще не как работу. Женщин, которым не удается выдержать «поддержку, терпение, консультации, умиротворение, руководство, обучение, перенесение насилия», как Zimmerman кратко характеризует эмоциональный труд (по ссылке в предыдущем абзаце), не только наказывает общество, но их вообще не считают полноценными женщинами – и блюстителями такого «порядка» часто бывают другие женщины, на что обращает внимание также N.I. Nicholson (в the Digital Hyperlexic). Несомненно, что также показывает Nicholson, неспособность «правильно» выполнять эмоциональный труд изображается как «самоубийство» в общественной и личной жизни: «ни один мужчина тебя не захочет».

КАК ЭТО СООТНОСИТСЯ С АУТИЗМОМ?
Во-первых, учтем, что аутизм в целом и синдром Аспергера в частности изображают как раз как нарушение эмоционального труда. Диагностические критерии синдрома Аспергера согласно DSM-IV (которые отличаются от диагностических критериев аутизма только тем, что допускают более широкий диапазон признаков, касающихся развития речи) особо указывают на некоторые отличия, трудности или отсутствие ожидаемых проявлений эмоционального труда:
• Заметные нарушения многих видов невербального поведения, таких как контакт глазами, выражение лица, осанка и жестикуляция, для регулирования социальных взаимодействий,
• Невозможность установления отношений со сверстниками, которые соответсвуют их уровню развития,
• Отсутствие спонтанного стремления разделять радость, интерес или достижения с другими людьми (например, не показывает, не приносит или не указывает на объекты интереса другим людям)
• Отсутствие социального или эмоционального взаимодействия

Последний критерий в этом разделе, «отсутствие социального или эмоционального взаимодействия», представляет собой потребность в эмоциональном труде, и точка.
Эмоциональное взаимодействие – одна из вещей, объединяющих все формы эмоционального труда. Другие три пункта представляют собой более конкретные примеры эмоционального труда: использование невербальных сигналов, благодаря которым другая персона чувствует себя замеченной и окруженной заботой, энергия, затрачиваемая на «соответствующие» отношения, и «разделение» (особенно примечательна двусмысленная конструкция «интересный другим людям», означающая «интересный пациенту» и «интересный другой персоне»).

Именно отсутствие «соответственно» выражаемого эмоционального труда привело таких исследователей, как Саймон Барон-Коэн (Simon Baron-Cohen), к зацикливанию на мнении о недостатке «модели психического» при аутизме и других подобных когнитивных инвалидностях. В работе «In a Different Key: The Story of Autism» авторы Donvan и Zucker придираются к основателю ASAN Ари Нейман (Ari Ne’eman) на основании того, что у него «несомненно» есть аутизм, а потому нет модели психического, так как в разговоре с «родителем аутичного ребенка» Лиз Белл (Liz Bell) Нейман выражает несогласие со взглядом Белл на аутизм, но не выполняет эмоциональный труд, чтобы сделать это несогласие приемлемым для Белл.

И, несомненно, многие из «25 советов супругам» сводятся к предположению, что именно «Аспи»-половина в браке аспи-нейротипик (НТ) не справляется с его (всегда его, согласно «25 советам») справедливой долей эмоционального труда, и в этом так или иначе вина аутизма:

3. Хотя он действительно любит свою супругу, аспи иногда не знает, как показать это на практике.


12. Поскольку у аспи нет тех социальных потребностей, что у НТ-партнера, он может быть неспособен инстинктивно понимать или удовлетворять эмоциональные потребности его партнера. Поэтому браки могут образовывать дисфункциональные схемы отношений.

13. У НТ, котор_ая совершенно адекватно ожидает в браке взаимности, может возникнуть чувство предательства и ощущение, что е_е используют и захватывают в ловушку в отношениях с аспи.

15. В личной сфере отношений НТ-партнер может стать физически и эмоционально истощенн_ой, сверхурочно работая за двоих для поддержания нормальной жизни.

18. НТ-партнеры могут начать чувствовать, что они полностью ограничены ролью, которую они играют для аспи-партнера. Они могут чувствовать недостаток взаимности, равенства и справедливости.

19. НТ-партнеры могут чувствовать, что они ежедневно жертвуют своим чувством собственного «я», чтобы выполнять первостепенные задачи аспи-партнера.

20. НТ-партнеры могут возмущаться тем, что их существование зависит от потребностей и первостепенных задач аспи-партнера.
В той мере, в какой синдром Аспергера понимают как нарушение эмоционального труда, в этих утверждениях есть некоторый смысл. Но отметим, что «аспи» и «мужчина» постоянно объединяются – не только здесь, но в большинстве руководств по знакомствам для людей с синдромом Аспергера (которые Эмма и я обсуждали в предыдущих постах), и в литературе по так называемому «синдрому Кассандры». Подавляющее большинство людей, заявляющих о «синдроме Кассандры» – неаутичные женщины, состоящие в браке с аутичными мужчинами, и основное утверждение состоит в том, что обсуждаемые мужчины настолько ужасно пренебрегали эмоциональным трудом в браке, что это нанесло женщине реальную травму.

КАК ПОТЕРЯЛИ АУТИЧНЫХ ЖЕНЩИН.
Эмоциональный труд – это обязанность, налагаемая в первую очередь на женщин. Мы ожидаем, что мужчина производит гораздо меньше эмоционального труда. Чем женщина; общество склонно порицать мужчин, которые производят «слишком много» эмоционального труда, называя их «женоподобными». От аутичных людей мы ожидаем еще меньше эмоционального труда – до полного отсутствия – и патологизируем это отсутствие эмоционального труда как одновременно трагедию и вину. Тем временем, аутичные девочки и женщины невидимы, как до, так и после диагностики.

Читайте также:  Игнор людей — защитный механизм человека

Известно, что у девочек и женщин аутизм не диагностируют так часто, как у мальчиков и мужчин. В последние годы была опубликована масса статей о том, почему это могло случиться, и как с этим справляться.

Одни из ответов, который неоднократно предлагали, состоит в том, что аутичных девочек и женщин «упускают» при диагностике, поскольку девочек с рождения обучают и социализируют для выполнения эмоционального труда. Поскольку диагностические критерии нарушений аутистического спектра все еще делают упор на нарушении эмоционального труда, специалисты ищут отсутствие, а не различия, которые более вероятно наблюдаются у девочек, которые были социализированы для выполнения ритуалов эмоционального труда, без понимания их значения или цели.

(Это, к слову, ничего не говорит о том, что девочки «врожденно лучше» приспособлены к эмоциональному труду, чем мальчики. Это относится только к тому, в каких условиях росли девочки и мальчики. От девочек ждут, что они хотя бы постараются, от мальчиков не ждут. Поэтому девочки в кабинете специалиста стараются, а мальчики нет. Хотя исследований пока не проведено, я ожидаю, что мальчики, выросшие в семьях, где от них ожидали больше эмоционального труда, также «ускользают» от диагностики легче, чем мальчики, которые выросли без таких ожиданий.)

Что насчет девочек и женщин, которые были диагностированы – которых, как меня, обследовали специалисты до тех пор, пока наше различие в выполнении эмоционального труда не стало очевидным? Ну, если спросить авторов «25 советов», то нас, видно, не существует – или мы не вступаем в брак с НТ, или наш аутизм никак не влияет на наш брак.
(Если бы последнее было верно, стоило бы ожидать кампании с требованиями равного эмоционального труда для мальчиков и мужчин. Эмоциональный труд «излечивает» аутизм! Конечно, это не так.)

Я писал_а об этом раньше. В кратком изложении, аутичные девочки и женщины подвергаются постоянным требованиям, связанным с нашим (реальным или приписанным) гендером, выполнять эмоциональный труд, каким бы он ни был, независимо от того, есть ли у нас нарушение развития, в диагностических критериях которого указан недостаток способности к эмоциональному труду. То, что становится удобным способом «перевести стрелки» для мужчин в браках с односторонним эмоциональным трудом (Это не он, это его аутизм!), превращается в жалкое оправдание для женщин.

Вот почему гнусное мужское поведение оправдывается аргументом «но он же может быть аутичным!», в то время как грубое женское поведение – нет. Его аутизм вызывает сострадание и извиняет его отсутствие эмоционального труда; наш аутизм не оправдывает наше уклонение от ожидаемой перегруженности эмоциональным трудом.

Вот почему не существует «25 советов» для аутичных женщин, состоящих в браке с неаутичными мужчинами (как я). Предполагается, что мне это не нужно. Предполагается, что я, как женщина, обладаю (природной или выработанной) способностью выполнять непропорционально большую долю эмоционального труда, чтобы компенсировать непропорционально малый вклад моего мужа. (Также предполагается, что неравномерное распределение вкладов именно такое; никто не спрашивает, как я и мой муж договорились распределять эмоциональный труд в нашем браке.) Предполагается, что он никогда не почувствует себя «преданным», «использованным» или «попавшим в ловушку» из-за меня и моего аутизма, или что ему никогда не понадобится обратиться к статье в интернете, чтобы справиться с этим. Я – женщина, и непропорциональный неоплачиваемый эмоциональный труд принадлежит мне по праву рождения.

Таким образом, аутичных девочек и женщин не замечают до диагностики и исключают после нее. Существующие в нашей культуре ожидания относительно того, кто может и приспособлен выполнять эмоциональный труд, облегчают как диагностику, так и освобождение аутичных мужчин, одновременно осуждая и обязывая аутичных женщин «все равно делать это».
Если аутичные женщины отказываются «все равно делать это», их дефеминизируют бесчисленными способами. В этой игре нет выигравших.

У женщин это получается лучше? О плате за эмоциональный труд

Мы должны помнить о днях рождения и улыбаться на работе: у жизни есть один аспект, который недостаточно обсуждается, и ответственность за который падает на женщин, — это эмоциональный труд.
Мы должны помнить об аллергии у детей, составлять список покупок, мы должны знать, где лежат запасные ключи. Мы мультизадачные. Мы просто лучше помним о значимых датах и днях рождения. Как бы между делом мы обслуживаем близких и составляем список того, что они любят есть. Мы следим за состоянием здоровья друзей и семьи и заставляем их посещать врачей.

Если женщины состоят в гетеро-отношениях, они часто выслушивают о неприятностях партнёра, прощают ему равнодушие, забывчивость и узость мышления, пока они сами занимаются организацией детского досуга. Они хвалят мужчин за успехи, которые по большей части обеспечены незаметным женским трудом. Если при этом женщины сами зарабатывают деньги, они тоже могут добиться успехов, но для этого им надо уметь все успевать. Но как быть с тем, что весь этот эмоциональный менеджмент — ещё одна форма неоплачиваемого труда?

Если вы думаете, что я нагнетаю обстановку, то вы ошибаетесь. Эмоциональный труд — как повторяющийся, обременительный и при этом непризнанный — изучается уже несколько десятков лет.
Дженнифер Лена, социологиня и профессорка из университета Колумбии, сидит напротив меня за деревянным столиком в кафе. На столе две кружки пива.

Но профессор Лена не пьёт. Она смотрит на меня разочарованно.
«Ваша статья посвящена эмоциональному труду как следующему феминистскому рубежу? — спрашивает она, — Но это же азы социологии. Я говорю об этом первокурсницам вот уже много лет»
Я делаю небольшой глоток пива и что-то мямлю в своё оправдание.

Дружелюбное замечание Лены действительно очень важно. Понятие эмоционального труда существует вот уже 30 лет. Оно впервые рассматривалась Арли Хохшильд, академикессой, которая описала его в 1983 году в своей книге «Управляемое Сердце» (The Managed Heart, http://www.ucpress.edu/book.php?isbn=9780520272941)

Но только недавно об эмоциональном труде заговорили в онлайн-дискуссиях и популярной культуре. Джесс Зиммерман, которая написала статью об эмоциональной труде в «The Toast» (ссылка на англ. http://the-toast.net/2015/07/13/emotional-labor/), сказала, что она была потрясена количеством откликов — сотни и сотни женщин благодарили её за то, что она наконец нашла слова, в которые можно было бы облечь их опыт.

Зиммерман определила эмоциональный труд как то, что особенно часто проявляется в личном взаимодействии в частной сфере, в то время как наука сосредоточилась на том, как это выглядит в рабочей сфере. Ведь все больше и больше женщин приходят в те профессиональные области, которые раньше занимали почти исключительно мужчины, и от этих женщин ожидается, чтобы они и на рабочем месте взаимодействовали с мужчинами «по-женски».

В контексте работы эмоциональный труд относится к ожиданию, что работнице следует либо управлять своими истинными чувствами, либо изображать какие-то чувства, чтобы выполнять требования, предъявляемые к её работе. Эмоциональный труд также предполагает необходимость для женщины регулировать свои чувства таким образом, чтобы у клиентов или коллег оставалось положительное впечатление от работы с ней.

Он также включает создание гармоничной атмосферы в офисе, приятность в обращении, необходимость быть не слишком заметной, очаровательной и терпимой, а также готовой выполнять «чёрную» работу (готовить кофе или печатать документы)

Подумайте о стюардессах, о которых писала Хохшильд ещё в 1983, и которые должны были всегда выполнять требования клиентов с улыбкой, независимо от того, насколько они устали или испытывали отвращение при виде детей, которых тошнит, или неприятных мужчин, летящих бизнес-классом.

Подумайте также о политикессах, которые тоже должны быть всегда приятными и весёлыми, и в то же время умными и компетентными (вспомним Хилари Клинтон, которой напоминали о том, чтобы она во время своих речей демонстрировала больше юмора и сердечности)

«Вот что я думаю насчёт эмоционального труда: есть конкретные профессии, где он входит в пакет обязательных требований, и причём работодатели предпочитают, чтобы его выполняли именно женщины. Кстати, эти профессии часто далеко не самые уважаемые в обществе», — говорит профессорка Лена.

Исследования показывают, что в целом эмоциональный труд очень утомителен, но он редко признается именно как труд — и не влияет на зарплату.

Рост количества низкооплачиваемых профессий в сфере обслуживания, где улыбка является необходимостью, способствует распространению феномена неоплачиваемого эмоционального труда.

В США, где рекомендуемая минимальная оплата труда составляет $2,13 в час, это очень серьёзная проблема. На многих низкооплачиваемых должностях работодатель ожидает эмоционального вклада, но не хочет за него платить. Обязанность распознать эмоциональный труд ложится на клиентов — которые и оценивают, насколько их устроило качество оказанных услуг, а потом дают за это дополнительные деньги (например, чаевые), или оставляют за собой право не доплачивать.

Это нечестно, особенно по отношению к женщинам. В соответствии с исследованием ROC United, центра, занимающегося поддержкой низкооплачиваемых работников ресторанов и кафе, женщины с минимальной зарплатой, чей заработок сильно зависит о чаевых, в два раза чаще подвергаются сексуальным домогательствам на работе, чем женщины с более высоким окладом.
По последним данным по крайней мере две трети людей, занятых на низкооплачиваемых работах,— женщины, и половина из них — цветные женщины.

«Даже в более престижных индустриях, — говорит Джессика Коллетт, профессорка социологии университета Нотр-Дам, — от мужчин и женщин формально требуется одно и то же количество эмоционального труда, но на практике от женщин требуется больше эмоционального труда».

Например, совет директоров — мужчины и женщины — могут иметь формально одни и те же обязанности, но на практике от женщин будет требоваться, чтобы они создавали гармоничную атмосферу в офисе и напоминали о днях рождения коллег, или умели непринуждённо болтать с персоналом. Мужчины тоже могут это делать, но в их случае это не воспринимается как нечто само собой разумеющееся («Он такой милый, не правда ли?»)

Эти идеи разделяет успешная юристка, занимающаяся правами женщин и моя подруга, которая недавно жаловалась на то, что в офисе от неё ждут исполнения некоторых обязанностей, которые ей вроде бы нравится выполнять, но в то же время она чувствует, что должна выполнять их. Её хотят видеть доброй, но в то же время компетентной. К её коллегам- мужчинам таких требований не предъявляют.

Робин Саймон, профессорка социологии в Уэйк-Форестском университете, сказала, что от нее требуется гораздо больше эмоциональной чуткости на занятиях и вне их, чем от ее коллег-мужчин.
«Студентки и студенты ожидают от женщин большей эмоциональности»,— говорит она, — и от профессорок ждут, что они будут не только довольными и весёлыми в аудитории, но и что они будут вести себя как психотерапевтессы и миротворицы со всеми, кто с ними сотрудничает»
«Я, кажется, чего-то не понимаю. Что такое эмоциональный труд?» — спросил один из моих друзей во время приготовления ланча для нас двоих. На его лице сначала отобразилось сосредоточение, а потом замешательство. Мой друг, успешный разработчик софта в свои примерно 35 лет, тот, кто в течение долгого времени вёл себя как примерный профеминист, в этот раз зашёл слишком далеко. Он спросил: «А что такого, что женщины выполняют эмоциональную работу? Что если им это нравится? Что если это у них просто лучше получается? Почему мы говорим об этом как о чем-то плохом?»

Я чувствую нарастающее раздражение. Он готовил мне еду все те годы, что мы дружим здесь, в Нью-Йорке, и не жаловался. «Почему вы, феминистки, всегда превращаете то, что естественно, в предмет обсуждения?», — продолжал он.

Для него эмоциональный труд — это такая мелочь, это настолько естественно, что этой темы можно даже не касаться.

Возможно, мой друг никогда бы не сказал, что женщины лучше готовят, или что у женщин лучше получается обращаться с детьми. И он, тем не менее, предположил, что женщины предназначены к эмоциональному труду самой природой, – это тот самый аргумент, который мне приходится слышать особенно часто, когда речь идёт о правах женщин.

Но учёные не поддерживают этот эссенциалистский взгляд. В 2005 году вышла научная статья на эту тему, которая использовала данные 355 работающих замужних родительниц и родителей, и социологиня Ребекка Эриксон выяснила, что основная часть эмоциональной работы, которая выполняется женщинами, то есть, забота о детях и домашнее хозяйство — связана с гендером, а не с полом.

«Вовлеченность женщины в эмоциональный труд связана не с полом женщины, но с их гендером, и с тем местом, которое они занимают в обществе и в семье», — объясняет Коллетт.

В спальне от женщин тоже ожидается, чтобы они выполняли желания своих партнёров-мужчин и управляли их эмоциями и чувственностью.

В недавней статье в the Guardian Алана Массе говорит о существующем неравенстве в пост-псевдосексуальном мире. Мы, кажется, уже смирились с идеей, что женщины могут заниматься сексом с тем, с кем они хотят и когда они хотят. При этом почему-то мы избегаем честного разговора о том, какой именно секс нужен конкретным женщинам и нужен ли вообще.

Однако общество до сих пор рассматривает сексуальные отношения между мужчиной и женщиной через призму мужского взгляда, при этом женщине предписывается думать в первую очередь об удовлетворении мужского эго.

Исследование, опубликованное в 2011 году, собрало данные о 71 сексуально активной гетеросексуальной женщине, выяснило, что хотя в целом все женщины испытывали оргазм, и причём большинство – во время сексуальной прелюдии, 79% симулировали оргазм при проникающем вагинальном сексе свыше 50% времени (25% опрошенных женщин симулировали 90% времени)

Исследование показало, что 66% женщин, которые симулировали оргазм, делали это, чтобы ускорить окончание полового акта. Даже более того, 92% женщин симулировали оргазм для того, чтобы поднять самооценку партнёра, и 87% из них делали это в первую очередь именно с такой целью.

Сара Томпсон в свои тридцать с небольшим лет находится в очень эгалитарных, на первый взгляд, отношениях. Её муж и партнёр, с которым они вместе 10 лет, — успешный исследователь, администратор и профессор в одном из университетов Лиги Плюща. Они вроде бы поровну вкладываются в их совместный быт.

Но как только Томпсон начинает говорить об эмоциональном труде, сразу становится очевидно, что далеко не все так хорошо, как кажется на первый взгляд.

В детстве ей постоянно сообщалось, что она занимает слишком много места, и в результате она превратилась в ту, кто постоянно, «хронически» обращает внимание на окружающую обстановку.

«Я женщина, которая постоянно думает о громкости своего голоса, о том, что подумают окружающие о моем теле и о том, насколько хорошо я забочусь о комфорте других людей», — объясняет она.

Многое из того, что она перечисляет, — это не просто уборка и поддержание порядка — это также и планирование домашних дел. «Повесить что-нибудь на стену, красиво оформить фотографии, думать о том, стоит ли нам купить новые занавески, потому что старые уже потеряли вид, думать о том, когда мы будем обедать и что мы будем есть», — добавляет Томпсон.

Дело вовсе не в том, кто в семье Томпсон готовит обед, дело в том, что именно она планирует меню (что он будет есть?), и думает о том, когда они будут есть — и это все остаётся незамеченным. «Меня раздражает, что я должна об этом думать. Это нечестно, это обременительно для меня», — говорит она.

Забота о контрацепции тоже часто ложится на её плечи. «Я единственная, кто пытается разбираться в этом вопросе, и я делаю это за него и вместо него. «Когда ты сможешь забеременеть после извлечения внутриматочной спирали?», — спрашивает он. «Почему бы тебе самому не подумать, если ты считаешь, что нам стоит завести детей»

То же касается и мелочей в нашей повседневной жизни. «Где у нас полотенца?»,— спрашивает он у меня снова и снова. Следовало бы запомнить уже — с третьего или четвёртого раза».

Она продолжает: «Потому что если бы я этого не делала, наша повседневная жизнь превратилась бы в кошмар. И поэтому я беру эту роль на себя. Мне это не слишком приятно, я не чувствую себя собой в такие моменты, но у меня нет выбора»

Поэтому Томпсон делает всю эту работу (как многие из нас), и вопрос остаётся открытым — если мы с детства так социализированы, возможно ли, что у нас эмоциональный труд действительно получается лучше? Стоит ли нам продолжать, потому что если мы не будем этого делать, то мир остановится?
Или пришло время, когда нам тоже стоит начать забывать наши о днях рождения, прекратить изображать оргазм, и потребовать адекватной оплаты за эмоциональный труд на работе, поскольку он требует определённых навыков, за которые нужно платить?

Ссылка на основную публикацию